Недавно мой правый глаз “простыл”: опух, покраснел, и жутко чесался. Ничего страшного, но это доставляло много дискомфорта, поэтому ждать, пока мой иммунитет справится с заразой, мне не хотелось, и я решила его подлечить. Тетрациклин и левомицитин не помогли, и я вспомнила, что в подобных случаях раньше мне хорошо помогал офтальмоферон. “Хм, что-то здесь не так”, – подумала я. О нет, за этим названием скрывается интерферон, это же фуфломицин, а я же… я же  скептик. Как? Как я могла? Какой кошмар, как это могло случиться, как мне могло помочь то, что не работает? Я предала “святые идеалы”. Нет мне прощенья.

GIF

Впрочем, хватит! Перейдем от стенаний к делу: я все-таки купила это средство (“работает же”), и попутно решила разобраться, почему я на него купилась, неужели плацебо-эффект настолько силен.

Если прочитать описание лекарства, то можно заметить, что в его составе не только бессмысленный интерферон альфа-2b человеческий рекомбинантный. Активным веществом указывается еще и дифенгидрамина гидрохлорид – противогистаминный препарат первого поколения. Ну, слава димедролу (а это он и есть, собственно): это не просто самовнушение, а как минимум уменьшение отека и зуда конъюктивы за счет блокирования рецепторов гистамина и небольшая местная анестезия. Эффективность димедрола уже не вызывает сомнений, его действие хорошо известно и доказано: можете убедиться в этом, заглянув на pubmed.

Остальные вещества отмечены, как вспомогательные, поэтому в описании не указано, какое действие должны оказывать. По большей части, это вещества, которые добавлены туда, чтобы сделать раствор стабильным и подходящим для закапывания в глаз. Но этим ограничивается действие не всех этих веществ. Например, раствор хлорида натрия, то есть поваренной соли, оказывает некоторое противоотечное действие, борная кислота – является  не очень хорошим, но все-таки антисептиком. Гипромеллоза защищает эпителий роговицы, оказывает смягчающее и увлажняющее действие, восстанавливает слезную пленку – помогает больному, ослабленному глазу комфортно функционировать.

Глаз не болит, не опухает и не чешется – уже прекрасно. А с вирусами пусть справляется мой иммунитет сам – не буду ему мешать (то есть пытаться каждые две минуты почесать глаз, травмируя тонкие ткани и занося туда еще больше заразы). Все-таки не секрет, что против большинства вирусных инфекций нет никакой специфической терапии, только поддерживающая. И если убрать интерферон из лекарства, то получаем средство, которое как бы говорит нам: “Не мешай. Мы тут все слегка продезинфицировали, смягчили, успокоили, и твой организм сам все разрулит. Только ничего не трогай”.

P.S. А к чему я все это написала? А к тому, что лекарство, в составе которого есть фуфломицин, тоже может работать, но за счет других компонентов. С тем, что здесь имеет место быть нечестный маркетинг – соглашусь, но с тем, что лекарство бесполезно – никак нет. Да, офтальмоферон не стимулирует наш иммунитет и не убивает вирусы, но он является той самой необходимой поддерживающей терапией. Возможно, добавление интерферона рассчитано на тех людей, кто не верит или не знает о том, что с вирусами борются наши собственные лейкоциты, и ему просто необходимо лекарство.

P.P.S. И это не реклама, просто информация к размышлению о неоднозначности нашего бытия (ну то есть эффективности фуфломицинов).

Катя Зверева, 2016
Читайте также