Содержание

Как часто бывает в подобных случаях, аргументация в пользу реальности паранормальных способностей Кулагиной весьма разношёрстна. Есть среди этого списка неглупые соображения, а есть и просто голословные заявки или наводящие вопросы, которые даже нельзя назвать корректными аргументами. Тем не менее, мы постарались внести в этот список все наиболее часто встречающиеся доводы в пользу реальности «феномена Кулагиной» и дать ответ на каждый из них.

Мы надеемся, что существование этой страницы будет полезно не только тем, кто хочет получить ответы на вопросы, но и тем, кто хотел бы иметь хороший инструмент в дискуссиях со сторонниками паранормального. В подобных беседах старые и убедительно опровергнутые аргументы снова вводятся в качестве «доказательств». Мы считаем, что дискуссия по поводу реальности паранормального нужна, однако использование опровергнутых аргументов в лучшем случае означает, что ваш собеседник слабо знаком с материалом и пока не готов дискутировать по тематике. В таком случае, можете направить вашего собеседника на эту страницу.

Если же ваш собеседник знаком с материалами и по-прежнему использует уже опровергнутые здесь утверждения, игнорируя контраргументацию, вас скорее всего пытаются ввести в заблуждение.

1. Эффекты, демонстрируемые Кулагиной, объяснимы только реальностью паранормальных способностей.

Это не так, есть целый ряд возможных объяснений. Подробнее об этом можно почитать здесь.

Демонстрации Кулагиной сами по себе являются не очень убедительными. Демонстрация  Джеймсом Хайдриком движения предметов, в том числе в стеклянном кубе, гораздо интересней. Хайдрик был разоблачён скептиками, когда в его демонстрации был добавлен контроль.

Есть все основания считать, что истории с Кулагиной добавили вес те учёные, которые публично заявили о том, что убеждены в реальности её способностей.

2. Как так может быть, что Кулагину два десятилетия проверяли учёные и никто не заметил трюкачества?

В этом часто встречаемом вопросе-аргументе на самом деле делается одновременно два утверждения – что Кулагину проверяли учёные и что никто из них не заметил трюкачества. Каждое из этих заявлений проблематично и если ваш собеседник использует этот аргумент, то он либо слишком слабо знаком с материалом (и в таком случае, прежде чем спорить, мы бы рекомендовали ознакомиться с информацией), либо пытается ввести вас в заблуждение.

Фраза, что учёные изучали Кулагину в течение 20 лет крайне неточна. Правильнее будет сказать, что её несколько раз проверяли в течение последних 20 лет её жизни. Насколько нам известно, проверки не носили систематического характера.

Другое важное замечание – в подавляющем большинстве случаев исследования проводились в неформальной обстановке и без соблюдения должных процедур, которые бы обеспечивали контролируемость и сбор статистики, свойственные аккуратной научной работе. Подчеркнём – дело не в том, учёные участвовали в проверках или не учёные, а в том, насколько корректно были поставлены сами эксперименты. Утверждение, что кого-то проверяли люди, работающие учёными, само по себе мало о чём говорит.

Ну и, наконец, ряд экспериментов не ставил целью проверять способности Кулагиной. В них экспериментаторы изначально исходили из того, что необычные способности у неё есть, и измеряли совсем другие вещи. Такие исследования некорректно называть проверкой способностей Кулагиной, потому что никакой проверки не было. Подробнее об этом в ответе на аргумент 15.

Второе утверждение – что никто не заметил трюкачества – попросту неверно. Ряд учёных утверждают, что как раз заметили. Иваницкий рассказывает, что  обнаружил нити и что Кулагина ему сказала «теперь вы всё знаете». Комиссия из ВНИИМ уличила Кулагину в использовании магнитов, о чём много раз говорил Е.Б. Александров, что упоминалось в книге Львова «Фабриканты чудес» и что публично засвидетельствовали сами участники эксперимента, Скрынников и Студенцов. В одном из интервью  большой сторонник Кулагиной, академик Ю. Б. Кобзарев, признал, что во время эксперимента с отклонением лазера несколько наблюдателей заметили нити.

Поэтому, на самом деле вопрос сторонников феномена Кулагиной следует читать так: почему среди учёных, которые не сомневались в сверхъестественных способностях Кулагиной, никто не заметил трюкачества?

Согласимся, в такой форме вопрос вызывает гораздо меньше трудностей.

Ну и, наконец, этот аргумент, обычно подаваемый в качестве вопроса, предполагает, что на него есть только один ответ. Как так может быть? Никак не может быть. Следовательно, Кулагина обладала паранормальными способностями.

Однако, совершенно ясно, что на этот вопрос возможны и другие ответы. Например, что некоторые учёные поверили Кулагиной и снизили критический подход. Из описаний как сторонников, так и противников паранормальной версии мы заключаем, что эксперименты обычно ставились некорректно. То, что некоторые экспериментаторы ничего не заметили, хорошим доводом не является (см. аргумент 8).

В истории также есть немало примеров (1, 2, 3), когда «экстрасенсы», впоследствии уверенно разоблачённые в качестве мошенников, умело водили за нос учёных, которые довольствовались произвольным протоколом.

Есть и другое, ещё более простое объяснение, а именно – учёные не занимались этими проверками всерьёз. Очень вероятно, что многие из присутствовавших на выступлениях Кулагиной вовсе не считали, что кого-то исследуют, а просто с любопытством наблюдали за происходящим. Заметим, ни один учёный не опубликовал статью в рецензируемом журнале – ни тогда, ни сейчас – описывающую контролируемые исследования. При этом, гипотезы учёных были исключительно материалистическими и потому возражение, что публикации бы не прошли рецензирование, не может быть принято (см. аргумент 4).

Таким образом, весь аргумент представляет из себя полемический приём, который собьёт с толку не владеющего фактами собеседника, но при ближайшем рассмотрении оказывается насквозь неверным. Нужно понимать – утверждение, что способности Кулагиной были подвержены научной проверке и удачно зафиксированы в контролируемых условиях – это нарратив, который нам пытаются продать сторонники версии про паранормальное. Однако истине он не соответствует.

3. Иваницкий, Александров и комиссия из ВНИИМ – лжецы.

Это даже не аргумент, а просто голословное утверждение. Сторонники паранормальной версии утверждают, что Иваницкий, Александров и комиссия из ВНИИМ лгут. Однако они не предоставляют тому никаких доказательств. Единственное соображение, которое должно заставить нас отнестись к версии о лжи с бОльшей благосклонностью, это аргумент 4.
Показательна однобокость аргумента. Мы почему-то должны считать, что лгут одни учёные, но не лгут другие. При чём честными оказываются исключительно те, кто поверил в сверхспособности Кулагиной.

4. Учёные лгали, чтобы не отказываться от привычной картины мира.

Этот аргумент противоречит аргументу номер 1, где учёный – пытливый искатель правды, который не может не заметить подлога. Здесь же учёный подаётся в качестве догматика, слепого к фактам и даже готового идти на обман. Получается, аргумент 1 использует стереотип об учёных для добавления истории веса, а аргумент 3 использует стереотип об учёных для дискредитации критиков.

Общая проблема такого рода аргументации состоит в том, что люди объединяются в некие якобы однородные группы, которым приписывается общая мотивация. Однако учёные – это очень разные люди, с разным уровнем компетенции и работающие в разных областях.

Стереотипы о больших группах людей, как правило, оказываются мифами. Подобным образом в анекдотах любят приписывать черты характера целым народам. Приписывание мотивации когортам людей – всегда плохой и интеллектуально слабый аргумент, хотя бы потому, что недоказуем.

По-другому этот аргумент высказывается ещё таким образом – институт материалистической науки не позволил изучать экстрасенсорные способности. См. аргумент 16.

Аргумент о лжи совершенно несостоятелен и, с нашей точки зрения, не должен быть более частью дискурса об истории с Кулагиной.

5. Версия с нитью исключается стеклянным колпаком, которым накрывали предметы.

Публике известно только одно видео, где предметы, над которыми работает Кулагина, накрываются стеклянным колпаком. На нём совершенно чётко видно, что предметы накрываются колпаком уже после того, как они движутся. Это ни в коей мере не исключает использование нити, если принять в качестве гипотезы метод, который указан в ответе на аргумент 1.

Чтобы исключить использование нити при помощи колпака, надо разместить предметы на столе, поместить над ними колпак и только потом приглашать к столу испытуемую. То, что на видео мы этого не видим, в очередной раз говорит о неумении людей, снимавших фильм, провести строгое беспристрастное исследование. Такая наивность ставит под вопрос достоверность и всех остальных демонстрацией на этой плёнке.

Есть на самом деле ещё одно видео, где Кулагина в полутёмном ресторане демонстрирует движение предметов под рюмками, однако там мы видим лишь движение предметов и не знаем, когда поставили рюмки и кто их ставил. Вполне может быть, что это сделала сама Кулагина, поскольку вскоре она довольно шустро убирает их сама.

Аргумент о пользе стеклянного колпака на видео совершенно несостоятелен и, с нашей точки зрения, не должен быть более частью дискурса об истории с Кулагиной.

6. Кроме колпачков на столе была горка спичек, высыпанных при всех. Как можно приделать нити к горке спичек? Каждая спичка совершала самостоятельное движение в общей горке.

GIF

Нити к спичкам приделывать не надо. На видео хорошо видно, что спички движутся не сами, а их толкает другой предмет. То, что спички, цепляясь друг за друга, будут совершать «самостоятельное движение» – неудивительно. Элементарный эксперимент дома может убедить читателя, что горка спичек будет вести себя именно так.

7. Я видел собственными глазами одновременное движение двух колпачков!

Как объяснено в ответе на аргумент 1, нет необходимости органичиваться одной нитью. Можно использовать сразу несколько нитей и бросать на стол несколько узелков. Мы полагаем, что Кулагина так и делала.

8. Я присутствовал на экспериментах с Кулагиной и не видел никаких нитей.

Этот аргумент можно слышать в документальных фильмах, также порой в Интернете появляются люди, утверждающие, что они участники экспериментов. В другой форме довод от присутствовавших на экспериментах звучит так: «Сколько мы ни вглядывались, нитей не видели». Похоже звучал аргумент в суде, когда Кулагина подала в суд за клевету на журналиста.

Вместе с тем, довод неубедителен. Любой из нас, попав на выступление фокусника, скорее всего не увидит ни нитей, ни секретных движений. В этом и смысл фокуса – сделать так, чтобы никто ничего не заметил. Столь высокая уверенность в своей внимательности – не очень хорошее качество и от него следует избавляться. Такая уверенность особенно настораживает, когда её высказывает учёный. По идее, профессиональный исследователь должен понимать, что субъективная уверенность в мире науки обладает нулевым весом.

Когда дело касается демонстраций Кулагиной, ясно, что надо знать куда смотреть и когда смотреть. В ответе на аргумент 8 мы привлекли внимание к узелкам, зафиксированным на видео. Запись находится в публичном доступе более 20 лет, но до тех пор, пока люди не знали, куда смотреть, узелков никто не замечал. То ли дело в реальной ситуации, когда никто о нитях и не думает.

Кроме прочего, этот аргумент в очередной раз подчёркивает слабую постановку экспериментов. Тот факт, что в нити вообще приходилось вглядываться, говорит о том, что речь шла не об эксперименте, где всяческое мошенничество должно было быть исключено постановкой, а скорее о некой вольной демонстрации. Это – не исследования учёных, а концерт, где в «зале» сидели самые разные люди, ну а в том числе и учёные. Такие концерты проходят по всему миру с большим успехом каждый день – на выступлениях иллюзионистов.

Аргумент о субъективной уверенности участников опытов в том, что нитей/магнитов/подглядывания не было или в том, что их не обманывали, совершенно несостоятелен и, с нашей точки зрения, не должен быть более частью дискурса об истории с Кулагиной.

9. Кулагина часто демонстрировала свои способности в присутствии большого количества людей и при ярком освещении. В этих условиях невозможно произвести обман!

Это голословное утверждение, не имеющее никаких под собой оснований. Каждый день иллюзионисты по всему миру делают именно это – демонстрируют удивительные трюки большим группам людей при ярком освещении. Немало фокусников работают не на сцене, а сидя за столом со своими зрителями. Такой жанр называется «микромагией» и отличается от сценических иллюзий работой с мелкими предметами.

Яркость освещения сама по себе не имеет значения. Большее значение имеет цвет стола и цвет одежды Кулагиной в момент эксперимента. Именно на их фоне не должна быть видна нить. А узелки немедленно накрываются предметами и находятся на виду минимальное количество времени.

10. Кулагина демонстрировала несколько эффектов, следовательно, ваше объяснение телекинеза ничего не значит.

Этот довод встречается часто и является наиболее странным, поскольку больше других говорит в пользу версии о банальном мошенничестве.

Во-первых, наличие нескольких эффектов никак не умаляет объяснение одного из них.

Во-вторых, многие «экстрасенсы» имеют в своём распоряжении несколько трюков. Знаменитый Ури Геллер, сполна и без остатка разоблачённый, использовал в основном 5 трюков – гнул ложки (якобы силой мысли), восстанавливал работу старых часов (якобы силой мысли), воспроизводил чей-то рисунок (якобы силой мысли). Две из этих демонстраций он делал парой способов, отсюда и получается 5 трюков.

То, что Кулагина не ограничивалась одним трюком – неудивительно, типично, да к тому же удобно. Если не получается что-то одно – всегда можно попытаться сделать что-то другое и продолжать считаться загадочным экстрасенсом.

Новые «способности» Кулагина приобретала довольно быстро. Например, двигать магнитную стрелку компаса она научилась за неделю, после того, как Л. Л. Васильев показал ей парапсихологический фильм, где другой «феномен» занимался тем же самым. Об этом подробно рассказывает В. Кулагин в книге «Феномен К».

GIF

В-третьих, наличие столь разных способностей проблемно. И хотя сторонники паранормального быстро находят разные удивительные объяснения, с чисто исследовательской точки зрения очень трудно увязать способность двигать предметы, со способностью «видеть» буквы и цифры, стоя к ним спиной, со способностью воздействовать на стрелку компаса, а также с умением «структурировать» воду и отклонять лазер. Это не просто разные умения, это сборник не связанных друг с другом аномалий. Всё это скорее наводит на мысль о наборе трюков, нежели на гипотезу о необычных возможностях человеческого организма. К тому же, ряд демонстраций Кулагиной показывался и другими «экстрасенсами» – телекинез, засвечивание плёнки, угадывание букв и цифр.

В-четвёртых, среди этих нескольких эффектов как минимум один настолько уверенно объясняется мошенничеством (чтение табличек, стоя к ним спиной), что ставит под вопрос все остальные «способности» Кулагиной. Человек, который столь явно и бессовестно обманывает в одном случае, приписывая себе паранормальные способности, должен вызывать повышенные сомнения в другом.

Одновременно, люди, проводившие эксперименты, и позволившие себя обманывать настолько очевидными способами, также вызывают сомнение в своей исследовательской компетенции.

И, наконец, в-пятых, целый ряд эффектов, которые якобы демонстрировала Кулагина, слабо задокументирован и перемешивается с легендами, больше напоминая типичное мифотворчество, неизменно окружающее подобных «кудесников». В своей книге «Феномен «К»» муж Кулагиной приписал ей чуть ли не все мыслимые и немыслимые возможности, в том числе излечение заболеваний и структурирование воды. Конечно же, никаких доказательств нам не предоставляется, и в лучшем случае этот ворох аномалий основан на плохо поставленных и никем не перепроверенных экспериментах на квартире у Гуляева и Кобзарева (см. аргумент 15).

11. Кулагина могла производить ожоги. Как такое может быть?

Есть эффекты, которые задокументированы на видео, но являются впечатляющими лишь в контексте обрамляющих легенд.

Утверждается, что Кулагина могла вызывать ожоги на руке человека, лишь прикасаясь к ней. На видео же мы видим людей, которые говорят, что им якобы «жжёт». Этот эффект элементарно объясняется соматическими ощущениями. Когда человеку рассказывают, что некто может производить ожоги и затем он принимается это выполнять, даже если человек настроен скептично, у него могут быть самые разные ощущения. Ничего необычного в этом нет.

А вот именно процесса создания ожога мы не видим ни на одном видео. Всё это остаётся за кадром. Также, мы не видим никаких, собственно, научных экспериментов, измерения реальных процессов, происходящих в организме человека, на который воздействует экстрасенс. Неизвестны нам никакие данные и по поводу того, сколько людей почувствовали жжение, а сколько нет. Может быть, на видео мы видим единственные пару случаев, когда кто-то что-то почувствовал, а все остальные ничего не почувствовали, и в фильм это не попало.

Ю. Б. Кобзарев утверждает, что реальные ожоги появились на руке одного из участников опыта на следующий день. Каких-либо доказательств Кобзарев не предоставил. Вообще, Кобзарев является источником самых разнообразных историй про Кулагину, однако, как показано в аргументе 15, в вопросах о Кулагиной он не может служить надёжным источником информации.

12. Кулагина могла прожигать нить. Как она могла это делать?

Есть эпизод с нитью, где Кулагина якобы неведомыми силами прожигает нить. Есть несколько способов, как это можно сделать, в том числе при помощи определённых химических веществ. Можно нанести на нить одно вещество, на руки другое, а затем прикосновение вызовет химическую реакцию. Есть несколько способов, как достичь этого эффекта и при помощи ловкости рук. На видео демонстрируется лишь итог, мы не видим всего процесса – что за нить, кто её дал, как долго длился эксперимент, всегда ли следили за Кулагиной и так далее. А потому трудно сказать что-то конкретное.

13. Кулагина вращала магнитную стрелку. Как она могла это делать?

Согласно комиссии ВНИИМ, они уличили Кулагину в использовании магнитов. Но даже то, что видно на видеозаписях, подсказывает именно эту версию. В том самом видео, где Кулагина двигает предметы под стеклянным колпаком, она же двигает стрелку компаса. При этом компас лежит на табуретке, которая стоит у Кулагиной на коленях, и она нависает над компасом всем телом. Женщина проводит над компасом грудью и стрелка тут же движется. «Исследователи» зачем-то приподнимают табуретку, но никто не проверяет женщину на наличие магнитов под одеждой.

14. Если Кулагина двигала предметы нитью, зачем ей ещё магниты?

Иметь несколько трюков всегда удобно. Если не удалось воспользоваться нитями, всегда можно показать хотя бы компас. По сути, перед нами два различных трюка, которые только со стороны кажутся одним и тем же эффектом. Подобным приёмом часто пользуются иллюзионисты, когда их просят повторить номер. Смена метода при этом крайне желательна.

Но есть и ещё одна возможная причина. Согласно описаниям некоторых демонстраций, Кулагина «настраивалась» при помощи компаса. Если стрелка двигалась, то она приступала к другим предметам. С нашей точки зрения, это могло делаться для отвлечения внимания. Учёные, не привыкшие мыслить какими-то там нитями, концентрировались на магнитах и забывали об остальном. Результат очевиден: большинство учёных высказывают сложные гипотезы о выбросах гистамина, об электромагнитных зарядах и о прочих экзотических явлениях, ни слова не говоря о самом простом решении.

15. Способности Кулагиной были подтверждены научными экспериментами.

Есть все основания поставить это утверждение под сомнение.

Эксперименты над Кулагиной носили неформальный характер, в них отсутствовал подчас даже элементарный контроль. В знаменитом видео стеклянный колпак ставится после того, как предметы начали движение, хотя для исключения метода с нитями следовало сделать это до того, как Кулагину подпустили к столу. Простейшее изменение постановки, но оно не пришло «исследователям» в голову.

Сама постановка, согласно описанию сторонников версии телекинеза, в той же книге Виктора Кулагина «Феномен «К»», обычно была крайне неаккуратна. Кулагиной позволялось брать предметы и переставлять их с места на место, что напрочь нарушает стерильность эксперимента и никак не исключает использование вспомогательных приспособлений. Когда контроль добавлялся, по описанию самого же Кулагина, эффект пропадал. Естественно, он объяснял всё это скептической атмосферой, мешавшей экстрасенсу сосредоточиться. Мы же оставляем за собой право считать именно наличие должного контроля универсальной причиной пропадания способностей у «экстрасенсов».

Протокол вёлся плохо. Например, неудачные попытки решали не записывать, что является грубейшей исследовательской ошибкой и сводит на нет статистический анализ, да и вообще объективность протокола.

Также есть основания полагать, что слабое знакомство с иллюзионным искусством и изначально некритическое отношение стояли на пути корректной постановки экспериментов. Учёным, похоже, даже в голову не приходило проверить, а не обманывают ли их. Ряд учёных полагались на субъективные ощущения, приводя в качестве аргумента обстановку и их личное впечатление от Кулагиной.

В качестве примера можно привести слова Ю.Б. Кобзарева, оказавшего Кулагиной всяческое содействие. Он писал: «Опытами доказано, что это не может быть объяснено возникновением электрических и магнитных полей». К сожалению, академик ни слова не сказал про то, доказано ли опытами, что движение предметов не может быть объяснено нитями. Не было сказано об этом ни слова и на суде, хотя корректно поставленный эксперимент, исключавший нити, мог бы поставить жирную точку во всей истории. Скорее всего, никто из учёных, заинтересовавшихся Кулагиной, не сообразил проконтролировать ситуацию на использование нитей.

В одном из интервью Кобзарев ответил на вопрос про возможное мошенничество:

У вас не возникало ощущения, что это трюк?

— Нет. За опытом, повторенным несколько раз, наблюдали моя жена, а также мой коллега по Институту радиотехники и электроники АН СССР профессор Б. 3. Кацеленбаум. Было очевидно, что для того чтобы предмет начал двигаться, Кулагиной приходилось сильно напрягаться. Но ни вид Нинели Сергеевны, ни обстановка, в которой проходил опыт, не вызывали и предположения, что мне показывают фокус.

Такой наивный и ненаучный подход весьма удручает. Ясно, что речь идёт вовсе не о контролируемом эксперименте, а о вольной демонстрации. И мы должны, получается, просто положиться на субъективные впечатления академика, что трюкачества не было. Думается, ни один научный эксперимент не будет принят всерьёз, в том числе Кобзаревым, если его корректность будет подкреплена субъективной уверенностью экспериментаторов, что всё было сделано верно. Подобная неряшливость поражает.

Далеко не все проверяли Кулагину и на магниты. Например, вот удивительные показания в суде академика Гуляева:

Представитель истца: Во время опыта давала ли она своим поведением возможность подозревать ее в стремлении как-то фальсифицировать результаты эксперимента? Была ли попытка объяснить полученные результаты — хотя бы с малой долей вероятности! — воздействием магнита, прикрепленного к ее телу?

Гуляев: Я над этим не задумывался. Полагаю, что поиск магнитов не входит в наши возможности.

То есть, проводя исследования над человеком, обладавшим якобы феноменальными способностями, учёному даже в голову не пришло проверить Кулагину на наличие магнитов!

Непонятно также, почему поиск магнитов «не входит в возможности» и о каких возможностях идёт речь. Быть может, академик имел в виду, что исключение магнитов не входило в требования эксперимента. Однако это тоже странно, учитывая, что Кулагину приглашали участвовать в измерении полей, генерируемых человеческим организмом. Нам кажется, что исключение магнитов и иных источников излучения – это первое, что следует делать в таком эксперименте, неважно, заявляет человек о каких-то необычных способностях или нет. Скорее всего, речь идёт об ошибке в постановке эксперимента.

Так или иначе, сделано этого не было и эксперименты как Кобзарева, так и Гуляева не могут считаться доказательствами способностей Кулагиной, а именно их свидетельства и являются основными и приводятся сторонниками телекинеза, как «научное обоснование».

Здесь также нужно привести ещё одну выдержку из интервью, которое дал Кобзарев. В нём он рассказал об эксперименте, который по описанию является более корректным, нежели остальные упомянутые им опыты:

Наиболее интересный, на мой взгляд, опыт не только устранял возможность применения каких-либо ниточек и магнитов, но и исключал попадание на передвигаемый предмет летящих из рук Кулагиной частиц. Для этого в ИРЭ изготовили плексигласовый куб без одной грани. Своим открытым торцом куб плотно входил в пазы, ирофрезерованные в толстом плексигласовом основании. Внутрь куба помещали картонную гильзу от охотничьего патрона. Такое устройство было задумано как раз для того, чтобы показать: телекинез — не трюк, это реальный факт. Ведь передвигаемый предмет немагнитен, а возможность использования ниточек исключалась полностью. Опыт состоялся года два назад.

Зная, как много усилий приходится тратить в таких экспериментах Кулагиной, я пригласил в качестве свидетельницы нашу соседку, врача. Нинель Сергеевна потратила необычайно много усилий, прежде чем гильза двинулась с места. Когда она переместилась к стенке куба, Кулагиной стало плохо. Врач, померившая ей артериальное давление, пришла в ужас. Верхняя граница была на уровне 230, нижняя почти достигала 200. Позвали мужа соседки, также опытного врача, он констатировал спазм мозговых сосудов, дал больной принять принесенные им лекарства, велел соблюдать полный покой. «Больная близка к коматозному состоянию,— объяснил он мне.— Такие опыты могут привести к печальным последствиям.»…

Очень жаль, что этот опыт остался вне видеокамер, а также что Кобзарев не считает, что подобный опыт надо было ставить с самого начала, прежде чем проводить какие-либо другие эксперименты с Кулагиной. Не доступен нам и подробный протокол эсперимента, который обязателен в научной работе. Такой протокол позволил бы либо удостовериться в корректности постановки и дать возможность перепроверки другими учёными, либо указать на возможные огрехи.

Однако, когда дело касается Кобзарева, у нас есть все основания считать, что он относился к Кулагиной настолько некритично, что готов был объяснять её проколы совершенно фантастическими предположениями, к которым всерьёз относиться очень трудно. Вот показательная выдержка всё из того же интервью:

— Не припомните ли вы случаев, ставящих под сомнение корректность действий испытуемой?

— Такой случай, испортивший нам настроение, как раз и произошел во время опытов с лазером.

 

Один из молодых наблюдателей заявил  (и следом еще один  или два участника  присоединились к нему), что он видит ниточку и даже небольшой предмет, привязанный к ней и опускаемый Кулагиной в цилиндр через отверстие в его стенке. Я не верю, что Нинель Сергеевна пыталась обмануть экспериментаторов. Ей этого не нужно было! Еще один опыт с поразительным результатом мало что добавлял к тому, что было уже с полной достоверностью установлено. Вместе с тем я не ставлю под сомнение честность экспериментаторов, видевших ниточку.

Да, ниточку они видели, но ниточки не было! Известно, что индийские факиры способны вызывать у довольно больших групп людей удивительные, противоестественные видения. Известны случаи массовых галлюцинаций у молящихся в церкви. Я сам однажды пережил зрительную галлюцинацию, внушенную мне врачом-гипнотизером. Свернув в комочек рубль, он заставил меня увидеть сторублевую купюру, быстро развернув комочек и вновь свернув. Были и другие случаи, убедившие меня в том, что и видеть, и слышать можно то, чего на самом деле нет… Произошло самовнушение, и экспериментаторы увидели ниточки, так как считали, что без них обойтись было невозможно…

Кобзарев снова пытается убедить читателей поверить ему на слово. Его аргументация совершенно недостойна настоящего исследователя и поражает своей неубедительностью и необоснованностью. С нашей точки зрения, проблемность слов Кобзарева многим читателям будет и так ясна, но для полноты оставим здесь короткое пояснение.

То, что Кобзарев не верит в мошенничество Кулагиной, аргументом не является. Мошенничество в научном эксперименте исключается строгой постановкой, а не верой экспериментатора в то, что его не обманывают.

Предположения о том, что было нужно или ненужно Кулагиной, попросту недоказуемы и являются спекуляцией. Если есть желание строить предположения, то ясно, что кроме денег бывают и другие удовольствия. Одно внимание чего только стоит – вокруг тебя носятся академики с мировыми именами, а ты их водишь вокруг пальца.

Утверждение, что ещё один опыт с поразительным результатом ничего бы не дал, исходит из того, что Кулагина делала всё по-настоящему, а потом решила схалтурить. Если же все результаты были получены посредством мошенничества, то этот опыт отличался только тем, что манипуляции экстрасенса заметили.

Кобзарев затем утверждает, что факиры способны вызывать у людей массовые видения и говорит, что это «известно». Однако, кому это известно и где конкретно можно прочитать о научно задокументированных случаях массовых видений – непонятно. Любители же фокусов знают, что массовый гипноз – это байка, которая традиционно сопровождает знаменитый фокус про канат, висящий в воздухе. Этот фокус имеет определённую механику исполнения и богатую историю. Никакой массовый гипоноз тут не нужен.

То же самое касается истории с купюрой. Мы не знаем, о каком фокусе конкретно идёт речь, но есть целый ряд очень изящных трюков, позволяющих превратить купюру одного достоинства в купюру другого. Это старые классические номера, а байки про гипноз, ходившие в СССР ещё во времена Кио-старшего, были не более чем байками, которые иллюзионисты не спешили опровергать, так как эти сказки отвлекали внимание от реальных секретов.

Ну и, наконец, Кобзарев эксплуатирует миф о гипнозе и его возможностях. Однако, достаточно ознакомиться с энциклопедическими сведениями о гипнозе и его реальных границах применения – и объяснение Кобзарева превращается в отговорку, посредством которой академик попытался отмахнуться от очень серьёзного замечания своих коллег.

Показательно в этой истории также то, что «испортившие настроение» наблюдения сотрудников вовсе не побудили ни Гуляева, ни Кобзарева поставить опыт так, чтобы всяческие нити были исключены. Это очень прискорбно и сильно подрывает доверие к критичности обоих учёных. Когда дело касалось Кулагиной, они либо не подходили к делу всерьёз, либо слишком увлеклись и позволили себя одурачить.

Таким образом, мы можем уверенно сказать, что согласно описаниям самих же академиков, их опыты носили совершенно неудовлеторительный характер, игнорировались замечания коллег, корректный протокол, в опытах почти повсеместно отсутствовал контроль, они носили неформальный характер и проводились на квартирах.

В заключение требуется отметить следующее. Согласно В. В. Кулагину и Ю. Б. Кобзареву, у Кулагиной был зарегистрирован целый спектр самых необычных явлений, например, таких, как излучение её руками ультразвука. Кобзарев говорит:

Во время передвижения спичечной коробочки он выдавал беспорядочные импульсы с очень крутыми фронтами. Руки Кулагиной излучали ультразвук! Это было большим открытием, буквально потрясшим наше воображение.

Совершенно неясно, почему ни одно из этих исследований не было опубликовано в рецензируемых научных журналах. Излучение ультразвука не является мистикой и никакого запрета на публикацию подобных работ не было. Открытие могло принести учёным мировую славу. Так в чём же проблема?

Думается, что проблема та же, что и в случае остальных опытов над Кулагиной – они были неконтролируемыми и ни один журнал их бы не принял именно по этой причине. А если бы и принял, то учёные имели все шансы получить недоумённые комментарии коллег. Предположение это делается из тех же соображений, что и всегда – из самих слов учёных. Описания экспериментов со слов Кобзарева подтверждают – перед нами лишь очередные демонстрации, напоминающие, что академики тоже живые люди и могут ошибаться, когда слишком увлекаются и отказываются от критического мышления.

Но есть и ещё одно очень важное замечание. Всё дело в том, что далеко не всегда, когда Кулагина принимала участие в каких-либо опытах, её способности были объектом исследования. Тот же Гуляев подчёркивает, что они не исследовали способности Кулагиной, а уже исходили из того, что они у неё есть и просто включили её в эксперименты по измерению излучений человеческого организма как интересный случай. Никакие контролируемые эксперименты, которые бы демонстрировали именно способности Кулагиной, Гуляев не производил и недвусмысленно заявил об этом на суде. Гуляев утверждает, что излучения организма Кулагиной отличались от остальной выборки, однако, как мы уже выяснили, в постановке эксперимента отсутствовал необходимый контроль, и потому результаты бесполезны.

Вывод: у нас нет научных доказательств, что Кулагина обладала какими-либо паранормальными способностями.

16. Институт материалистической науки не позволил изучать экстрасенсорные способности.

Учёные, которые поверили Кулагиной, высказывали отнюдь не мистические гипотезы. А потому неясно, какая такая идеология помешала Александрову или Иваницкому принять версию о необычных, но вполне материальных особенностях, предложенных их коллегами. Или какая такая доктрина советской науки в частности и физики, химии и биологии в общем потребовали бы отказаться от публикации гипотезы, что у людей изредка могут наблюдаться необычные излучения или аномальные поля, которые можно продемонстрировать посредством контролируемого эксперимента.

Аргумент о заговоре науки против изучения Кулагиной совершенно несостоятелен и, с нашей точки зрения, не должен быть более частью дискурса об истории с Кулагиной.

17. Что вы можете сказать по поводу показаний критиков Кулагиной в советское время – Юрия Горного, Брагинского?

К сожалению, целый ряд советских учёных и других сомневающихся спешили предложить хотя бы какую-нибудь гипотезу, чем, с нашей точки зрения, сильно навредили интеллектуальному дискурсу по вопросу и настроили многих рационально мыслящих людей против скептиков. По-видимому, деятели советской науки не имели большого опыта общения с публикой и порой относились к своим словам легкомысленно.

Юрий Горный – это фокусник, который на своём сайте предлагает версию исполнения трюков Кулагиной:

Во всех своих трюках она применяла сильные магниты и тонкие нити, незаметные для наблюдателя. Иногда делала это изощренно. Например, просила спички накрыть стаканом, а они все равно двигались, изменяя направление, которое оно задавала. В спички предварительно загонялись тонкие стальные иглы, на которые осуществлялось воздействие с помощью магнитов, расположенных у нее в обуви и в области живота.

Объяснение весьма неубедительно, а также противоречит известным фактам, в частности, что в эксперименте со спичками предметы были даны Кулагиной участниками эксперимента и подготовка предметов была исключена. Даже если это было не так, предлагаемый метод слишком сложен и непрактичен. По нашему мнению, движение спичек объясняется чрезвычайно просто (см. аргумент 6). Мы считаем, что Горный заблуждается и что ему следовало бы тщательней продумать своё объяснение. Формулировка также должна чётко отражать, что это всего лишь гипотеза, а не доказанный факт.

Брагинский писал следующее:

После этого Кулагина, сидя на большом расстоянии от стола, передвинула по нему на какое-то расстояние бумажную коробочку. Пару лет спустя Юра Гуляев сказал мне, что Кулагину поймали – она эту коробочку незаметно подталкивала. Но делала это так быстро, что зрительные рецепторы не успевали сработать.

С нашей точки зрения, это откровенная чушь. Серьёзно к этой версии относиться нельзя.

18. Не существует доказательств, что Кулагина не обладала паранормальными способностями.

Этот аргумент обладает большой полемической силой, однако, как бы убедительно он ни звучал, постановка вопроса ошибочна и представляет из себя известную логическую ошибку argumentum ad ignorantiam (аргумент от незнания). Согласно этому аргументу, что-либо верно лишь потому, что не была доказана его неверность.

Абсурдность такого подхода к познанию легко показать на практике. Скажем, нет доказательств, что не обладал паранормальными способностями Юрий Гагарин. Или не существует доказательств того, что он не видел в космосе инопланетян. Значит ли это, что мы должны верить во что попало только потому, что у нас нет доказательств обратного?

Здесь можно возразить, что Гагарин не заявлял паранормальных способностей. Но Ури Геллер их заявлял и был несколько раз убедительно пойман в мошенничестве на видео. Разумно ли считать, что раз не было доказано, что он мошенничал во всех остальных случаях, то стоит всё равно всерьёз принимать его заявку?

Здесь можно ещё добавить, что сторонники паранормальной версии не уточняют, какими же точно способностями обладала Кулагина. А потому очень сложно представить, что они сочтут доказательством отсутствия способностей. В науке такие нечёткие гипотезы называются нефальсифицируемыми и являются по определению ненаучными.

Чтобы показать нефальсифицируемость гипотезы о способностях Кулагиной, можно обратить внимание, что заявлялась ведь не просто её способность перемещать предметы при помощи неведомых сил. Дополнительно к этому уточняется, что она могла перемещать предметы только в спокойной обстановке, в присутствии знакомых людей, которые относятся к ней некритически, а также что ей требовалось время, чтобы настроиться. А значит, ни один эксперимент ничего не докажет и всегда можно будет сказать, что помешали скептики или, скажем, не хватило пары часов на «настройку».

19. Не существует доказательств, что Кулагина мошенничала.

Прямых доступных публике доказательств, что Кулагина мошенничала, действительно не существует. У нас есть лишь свидетельства участников эксперимента с отклонением лазера, утверждающие, что во время отклонения лазера видели нити, а также свидетельство комиссии ВНИИМ, обнаруживших магниты под одеждой во время экспериментов у Кулагиной на квартире. Им противостоит плеяда сторонников Кулагиной, которые за всё время общения с ней ни разу не поставили эксперимент, исключавший мошенничество, и им даже в голову не приходило, что их могут обманывать (аргумент 15).

Однако, у нас немало косвенных признаков, которые, хотя и не доказывают с последней убедительностью факта мошенничества, делают его весьма вероятным и даже в отдельных случаях сходящимся к конкретному методу. Подробнее ознакомиться с гипотезами «телекинеза» и «ясновидения» можно здесь.

Нужно также принимать во внимание тот факт, что мы не подходим к изучению подобных феноменов с нуля. Мы вооружены немалым опытом взаимодействия с окружающим миром и внушительным багажом научных знаний, которые, в том числе, делают возможным современные здравоохранение, транспорт, спутники, мобильные телефоны и Интернет. Вся эта гора фоновой информации делает версию с мошенничеством гораздо вероятнее версии сверхспособностей, которые из раза в раз оказываются обманом или в лучшем случае ошибками исследователей.

Ну и, наконец, мы не утверждаем, что она мошенничала. Мы утверждаем, что эта версия событий в конечном счёте гораздо правдоподобней и хорошо объясняет имеющиеся факты без необходимости вводить в обсуждение неведомые силы.

20. Почему никто из критиков не догадался махнуть рукой и исключить нити прямо во время эксперимента?

Это надо спрашивать у них. Мы можем лишь предполагать. Те люди, которые засомневались, вполне могли подумать о нитях задним числом. Либо могли не решиться испортить эксперимент при всех. Вспомним, что эксперименты с Кулагиной длились часами. Она изображала сильное напряжение, плохое самочувствие. Нетрудно представить, что подбегать и портить эксперимент в такой ситуации мало кто решится. Да и бдительность после нескольких часов падает.

Вообще, такие аргументы паразитируют на когнитивном искажении ретроспективного восприятия. Вооружённые сегодняшним знанием, мы приписываем такие же знания другим или самим себе в прошлом. Задним числом кажется, что раскрыть обман было элементарно. Но, тем не менее, на видеозаписях как Кулагиной, так и многих других экстрасенсов, мы видим отсутствие подчас даже элементарного контроля.

Возможность успешного обмана также подтверждается историческими примерами. История с очередным советским экстрасенсом Борисом Ермолаевым показывает, что человек может десятки лет дурить окружающих, до тех пор пока кто-то не догадается «махнуть рукой», да и то, только после того, как в камеру увидели нить (см. это видео с 19мин 30сек). Все эти годы добавить контроль или махнуть рукой никто не спешил, и можно найти в сети фильмы, где зрителю с пафосом рассказывают о способностях Ермолаева левитировать и передвигать предметы, а участники демонстраций доказывают, что видели всё своими глазами и обман был невозможен.

Ну и, наконец, аргумент может предполагать, что никто не махнул рукой, потому что было очевидно – нитей нет. Увы, эта субъективная уверенность ничего не стоит и аргументом не является.

21. Кулагина выиграла суд, который доказал наличие у неё сверхъестественных способностей.

Это утверждение верно лишь наполовину.

В 1987 году Кулагина подала в суд на журнал «Человек и Закон» за клевету. Этот судебный иск действительно был ею выигран. Единственный источник, который доступен публике и якобы являющийся протоколом суда, находится здесь. В этом протоколе ничего не говорится о том, что проводились какие-либо эксперименты по проверке способностей Кулагиной. Согласно протоколу, Кулагина даже не присутствовала на суде. В заключении суда также ничего не сказано о том, что подтверждено наличие аномальных способностей у Кулагиной. В частности, говорится следующее:

Утверждение ответчика и соответчика, что истец не обладает необычными способностями, а это является аферой и мошенничеством, — не подтверждены какими-либо доказательствами. Поскольку данное явление не изучено, им в настоящее время занимаются в Академии наук СССР, суд считает, что в этой части сведения носят клеветнический характер.

Иными словами, речь идёт лишь о том, что у журналистов не было прямых доказательств того, что Кулагина мошенница, а потому их заявления подпали под клевету.

То есть, аргумент является полуправдой – Кулагина действительно выиграла суд против журналистов, но суд вовсе не доказывал наличие у неё паранормальных способностей.

Есть ещё байка будто Кулагина проводила демонстрации прямо в зале суда. Этим она якобы убедила присутствовавших в реальности её необычных способностей – и потому выиграла суд. Никаких подтверждений этой истории в публичном доступе нет и, по-видимому, это чья-то неумная выдумка.

22. Кулагина выиграла суд у журналистов, которые её раскритиковали.

Это аргумент можно подавать под разным соусом. Можно утверждать, что выиграть суд явный мошенник был бы неспособен. Можно говорить, что вес решению суда придают свидетели из Академии Наук СССР. Все эти аргументы зиждятся на незнании фактов.

К сожалению для сторонников паранормальной версии, более детальное ознакомление с протоколом работает как раз против них, и мы очень удивлены, что они столь упорно настаивают на том, чтобы скептики вчитывались в эти материалы.

Прежде всего, протокол был опубликован в журнале «Техника Молодёжи» №5, №6, №7, 1988 г. Нам неизвестно, насколько информация точна, но мы будем ориентироваться на этот источник. Можно ознакомиться с ним, найдя в сети номера журнала, а можно читать перепечатку здесь.

Также скажем, что если в статьях журнала «Человек и Закон» действительно присутствовали неаккуратные формулировки, однозначно утверждающие, что Кулагина мошенница, то, увы, результат ожидаем. Когда журналисты не могут предоставить доказательства своих утверждений, то использовать надо гораздо более осторожные формулировки. Читатель может обратить внимание, что Общество скептиков не утверждает, что Кулагина была мошенницей, а лишь предлагает альтернативное объяснение имеющимся фактам. Нам оно кажется более правдоподобным, но голословных утверждений, которые мы не можем доказать, мы стараемся не делать.

Ну и, наконец, суд не занимается научными экспериментами и выигранное дело вовсе не означает, что на стороне Кулагиной истина. Наука по-прежнему остаётся более достоверным методом изучения реальности и именно привнесение научности в судебный процесс позволяет делать суждения более объективными, ни в коем случае не наоборот.

Если же анализировать протокол суда, что читатель волен проделать самостоятельно, бросается в глаза сразу несколько важных пунктов. Давайте разберём каждый из них.

  1. Слабая подготовка защиты.

Увы, редакция журнала, наверное, не ожидала, что возможность проигрыша ненулевая. В то время как обвинение сумело организовать сразу нескольких свидетелей, в суд не был приглашён ни один критик Кулагиной. Отсутствие свидетелей, которые могли бы теоретически предоставить сведения о мошенничестве (Иваницкий, Александров, участники эксперимента с лазером, комиссия из ВНИИМ), не позволило представить на суде сбалансированную точку зрения. В результате, на суде прозвучали лишь свидетельства Гуляева и Кобзарева, которые, как было показано в ответе на аргумент 15, не могут быть надёжными источниками информации относительно Кулагиной. Именно их показания и оказались решающими, поскольку академики представили дело так, будто опыты были убедительными и Кулагину требуется изучать дальше.

Заключительная речь защиты отличались пассивностью. Создаётся ощущение, что журналисты до конца процесса считали всю ситуацию абсурдом. Такое легкомысленное отношение к судебному разбирательству редко помогает выиграть.

  1. Отсутствие на суде людей, компетентных в вопросах демаркации науки и лженауки.

Обвинение постоянно называло парапсихологию настоящей наукой. Вот цитата Платова, представителя истца:

Автор, по существу, отрицает науку! Ведь что она утверждает? Сошлюсь на БСЭ, 3-е издание. В том, что объединяется понятием «парапсихология», подчеркивается здесь, нужно различать, с одной стороны, мнимые, рекламируемые мистиками и шарлатанами феномены, а с другой — явления реально существующие, но еще не получившие научного объяснения. Первые требуют разоблачения. Изучение вторых ведется физиками, психологами, биофизиками и другими специалистами.

В Большой Советской Энциклопедии, 3-е издание, действительно есть статья по парапсихологии. Увы, статья плохая. Её автор позволяет себе оценочные суждения, а также выдаёт сомнительные соображения в качестве фактов. В цитате выше совершенно неясно какие такие явления, реально существующие, не получили научного объяснения, и где хотя бы одно доказательство реальности этих паранормальных явлений.

Вот ещё пример подобного высказывания:

Некоторые парапсихологи неправомерно считают, что изучаемые ими явления — это обычные физические явления, которые можно объяснить с помощью электромагнитного излучения. Поиск и измерение электромагнитных полей, называемых по-разному (биоплазма, электроаурограмма, биопотенциал и т.п.), в сочетании с различными традиционными методами исследования (например, угадывание одной из 5 специальных карт — так называемые карты Зенера, внушение на расстоянии и др.) продолжаются.

Мы выделили в цитате слово «неправомерно». Что является обоснованием такого утверждения? В статье никаких ссылок не приводится.

Есть и другой, даже более показательный пример. Внимательно прочитаем весь абзац:

Отсутствие методической корректности при постановке многих парапсихологических экспериментов, естественно, вызывало и вызывает у учёных недоверие и раздражение, которые усиливаются из-за слишком частых случаев прямой мистификации и обмана. Причиной недоверия также является то, что парапсихологические явления невоспроизводимы, т. е. они не отвечают требованиям, предъявляемым к достоверности научных фактов.

Невоспроизводимость явлений объясняется парапсихологами ссылками на своеобразие парапсихологических феноменов: они возникают при особых состояниях психики, их нелегко вызывать, они крайне неустойчивы и исчезают, как только какие-либо внешние или внутренние условия оказываются для них неблагоприятными. В этом главная трудность в интерпретации парапсихологических явлений. Некоторые из них, по-видимому, действительно имеют место. Однако признанию их существования препятствует неизвестность канала передачи информации или воздействия.

Здесь неплохо резюмирована научная критика парапсихологии – в частности, невоспроизводимость. И тут же автор статьи вставляет фразу, что некоторые из этих явлений, по-видимому, существуют. Нам неизвестны никакие источники, которые позволили бы счесть эту фразу чем-то, кроме личного мнения автора статьи. Доказательств, что некоторые из заявляемых парапсихологами явлений действительно реальны, на сегодняшний день нет. Исследования по парапсихологии, длившиеся более века, так и не смогли хотя бы раз продемонстрировать воспроизводимый эффект телекинеза, ясновидения или телепатии. Все подобные эксперименты весьма быстро изобличались в качестве некачественной научной работы, не удовлетворяющей базовым критериям фальсифицируемости и воспроизводимости.

В результате, определение из БСЭ противоречиво. С одной стороны оно даёт критику, а с другой намекает, что нечто такое существует и требует изучения. Обвинение этим воспользовалось.

Также заметим, что БСЭ 3-е издание было опубликовано с 1969 по 1978 год. Конкретно, том 19 с определением парапсихологии вышел в 1975 году. Может быть в СССР, изолированном по многим направлениям от мирового научного сообщества, в конце 70-ых ещё и можно было считать парапсихологию молодой перспективной наукой, но к 90-ым серьёзное отношение к парапсихологам в мире, по большей части, уже сошло на нет. Сегодня парапсихология более не является ни молодым, ни перспективным направлением, а уверенно считается псевдонаукой.

Здесь уместно продемонстрировать двойные стандарты обвинения. В статье журналиста была допущена ошибка и издание книги Львова, где рассказывалось о разоблачении Кулагиной несколькими учёными, было указано 1984 годом, а не 1974-ым. Журналист сказал, что это просто опечатка. Обвинение же решило сделать из этого далекоидущие выводы. В частности, было сказано:

Но, товарищи судьи, я не случайно сделал упор на ошибочно указанном годе издания книги. Одно дело указать, что ты опираешься на факты и выводы книги издания 1984 года, и совсем другое — 1974-й! Наука за эти годы ушла далеко вперед. Тот, кто издал свою книгу в 1984 году, должен был соотнести ее сведения с развитием соответствующей отрасли науки!

То есть, обвинение ставит под вопрос разумность использования книги 1974 года, но само совершенно спокойно пользуется определением 1975-ого года из БСЭ!

Таким образом, в суде не была никем поставлена под сомнение научная легитимность парапсихологии, и суд, по всей видимости, принимал решение, исходя из того, что парапсихология – реальная наука. И даже если можно понять, как так могло получиться в информационной обстановке СССР, сегодня, в 2015 году, аргументы обвинения попросту не могут быть приняты.

По сути, вся аргументация обвинения в этой сфере и сводилась к тому, что парапсихология изучает «объективные факты» и что изучением телекинеза, ясновидения и телепатии занимаются реальные учёные. Однако, кто эти реальные учёные, в каких рецензируемых журналах публикуются их статьи – указано не было. А Гуляев и Кобзарев, что может быть легко проверено по списку опубликованных ими работ, не публиковали работы по парапсихологии и занимались Кулагиной неформально.

  1. Игнорирование судом показаний сослуживца Кулагиной.

Очень удивляет игнорирование судом показаний сослуживца Кулагиной. Статьи журналистов обвиняли Кулагину в присваивании чужих орденов. Это – серьёзное обвинение. Однако, согласно имеющемуся протоколу суда, ситуация была проанализирована крайне поверхностно. В частности, при допросе свидетеля прозвучали следующие слова:

Судья.  Вам что-нибудь было известно об ордене Славы у Кулагиной?

Свидетель.  Нет, никогда не видел. У нее медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», знаки нашей дивизии.

Судья (показывает фотографию).  Видите?

Свидетель.  Все бывает… А хотите, покажу фотографию, где я — старший лейтенант?

Соответчик.  Когда была ранена Кулагина?

Свидетель.  В январе 44-го.

Соответчик.  У Кулагиной имеется справка, в которой сказано, что в 1944 году, как командир отделения бронепоезда № 71…

Свидетель (перебивает).  У нас бронепоездов в дивизии не было. Танки были!..

Иными словами, свидетель по двум пунктам показал, что информация не соответствует реальности – ему ничего не было известно по поводу ордена Славы и он сказал, что в дивизии не было бронепоездов. Положим, первое может просто означать, что свидетелю не было ничего известно о последующем награждении Кулагиной. Но отсутствие бронепоездов в дивизии ставит под вопрос подлинность справки. Почему-то больше к этому никто не возвращался, хотя это очень важные показания, которые напрямую ставят под вопрос честность истца.

Ну и, конечно, попытка свидетеля превратить ситуацию с присваиванием ордена в банальность, с нашей точки зрения, совершенно неприемлема. То, что он присвоил себе звание старшего лейтенанта, пусть и в шутку, никоим образом не является аргументом в пользу Кулагиной. Скорее, это говорит против моральных качеств свидетеля. И тем более неуместно сводить фотографии с чужими орденами в шутку во время судебного разбирательства, где честность и достоинство истца являются объектом обсуждения.

То, что эти показания были полностью проигнорированы судьёй, как, впрочем, и защитой, может говорить о том, что судебный процесс не отличался тщательностью.

  1. Необъективность показаний свидетелей.

Ни один из свидетелей не предоставил сколько-нибудь объективных сведений по вопросу паранормальных способностей Кулагиной. Показания обоих академиков – Гуляева и Кобзарева – позволяют с уверенностью сказать лишь то, что они лично были убеждены, что их не обманывают. Никаких доказательств того, что обман действительно был исключён, они не привели. Журналист Колодный и редактор Шошина вообще не имеют никакого отношения к науке, что сполна и продемонстрировали своими показаниями, которые, по сути, свелись к тому же, что и показания академиков – они лично доверяют Кулагиной и не верят, что она обманывала или могла обмануть.

Например, Колодным приводился довод, почему же, собственно, по результатам эксперимента с Кулагиной не было ни одной публикации в рецензируемом журнале. Он сказал:

…вся сложность заключалась в том, что одно дело — увидеть, и совсем другое — объяснить. Из-за того, что тогда никто не дал стоящего научного объяснения виденному, не было и научных публикаций.

Однако невозможность тут же дать объяснение необычному явлению не является правомерной причиной для отказа от публикаций. В рецензируемых журналах постоянно публикуются наблюдения явлений, которые получены посредством контролируемого эксперимента, но механизм которых ещё предстоит объяснить. Таким образом, перед нами личное мнение дилетанта, которое плохо согласуется с реальной научной практикой. Есть все основания предположить, что публикаций не было, потому что эксперименты носили неформальный характер и в них отсутствовал даже элементарный контроль. Такие опыты совершенно бесполезны с научной точки зрения и к публикации их вряд ли бы приняли.

Тот же Колодный вот так прокомментировал выборочную публикацию из отчёта комисси ВННИМ:

Соответчик. У вас имеется подлинник письма от 29 марта 1968 года, адресованного главному редактору «Московской правды», от директора ВНИИ метрологии? В нем говорится, что Колодный изъял из протоколов комиссии лишь нужные ему выдержки и не счел необходимым привести результаты неподтвердившихся опытов с движением предметов. (Шум в зале.) Письмо небольшое, всего 1,5 стр. на машинке.

Свидетель. Но это 100 строк в газете, а у меня вся статья 150 строк! Естественно, что из отчета я оставил то, что считал объективным.

Соответчик. То есть вы взяли из этого отчета то, что вы считаете объективным и что считаете выгодным для вас?

Свидетель. Взял то, что работало на статью. Опустил, что Кулагина двигала предметы с помощью ниток и магнитов. Считал, что это чушь.

Иными словами, перед нами свидетельство, что в своих статьях Колодный просто исключал неугодные ему сведения учёных, потому что «считал, что это чушь». Мы со своей стороны вынуждены счесть чушью не сведения от комиссии ВНИИМ, а выборочность Колодного. Его подход к информации является примером крайней интеллектуальной нечестности. Сторонники паранормальной гипотезы используют любой случай, чтобы обвинить во лжи критиков, но спокойно относятся к собственной предвзятости.

Суд полностью проигнорировал эти показания, хотя это очередная зацепка, указывающая, что в истории с Кулагиной не всё чисто и есть люди, которые потенциально могли бы дать свидетельства в пользу защиты.

Показания Кобзарева и Гуляева также неубедительны и ничего не говорят о контролируемых экспериментах, которые бы исключали мошенничество. Вот что говорил Гуляев:

Судья.  Вы настаиваете, что в опытах с Кулагиной демонстрируется не фокус, а необъяснимое в настоящее время явление природы, исследование которого представляет большой интерес для науки?

Свидетель.  Я бы сказал, что по крайней мере я не заметил никаких ниточек, как здесь говорилось, …то есть никаких вещей, о которых можно было бы сказать, что это — явный фокус. Мы просто видели то, что видели… (Убежденно). Видели передвижение.

То, что лично Гуляев не заметил ниточек, не является доказательством того, что их не было. Зато является хорошим основанием считать опыты с Кулагиной неконтролируемыми, поскольку корректно поставленный опыт не требовал бы замечать нити, а исключил бы любые подобные трюки при помощи контроля.

Гуляев дал ещё один удивительный ответ:

Представитель истца.  Во время опыта давала ли она своим поведением возможность подозревать ее в стремлении как-то фальсифицировать результаты эксперимента? Была ли попытка объяснить полученные результаты — хотя бы с малой долей вероятности! — воздействием магнита, прикрепленного к ее телу?

Свидетель.  Я над этим не задумывался. Полагаю, что поиск магнитов не входит в наши возможности.

То есть, учёному, который должен по роду своей профессии проявлять аккуратность и тщательность в физических опытах, даже в голову не пришло, что его могут обманывать! Это – очень показательные слова. Судья, похоже, полностью проигнорировала эти показания, как, впрочем, и защита.

  1. Вывод.

Решение суда касаемо паранормальных способностей Кулагиной основывалось на том, что параписхология якобы реальная наука, а опыты на квартирах, никогда не опубликованные в научных рецензируемых журналах – якобы научные исследования:

Так, опрошенные в качестве свидетелей академики Гуляев Ю.В. и Кобзарев Ю.Б. пояснили, что знают истца с 1978 года — в связи с ее необычными способностями организма. Они присутствовали на ее опытах, а затем приглашали ее в институт, где была создана лаборатория по изучению биополей человека и животных с целью измерения этих полей. Кулагина была обследована, о чем есть отчет. Данное явление до конца не изучено, имеется лишь гипотеза, надлежит еще заниматься изучением. Данное обстоятельство подтверждается отчетами (листы дела 63 — 66). Кроме того, указанное подтвердили также свидетели Колодный Л.Е. и Шошина И.Ф., которые знают истца свыше 10 лет и присутствовали на ее опытах. Утверждение ответчика и соответчика, что истец не обладает необычными способностями, а это является аферой и мошенничеством, — не подтверждены какими-либо доказательствами. Поскольку данное явление не изучено, им в настоящее время занимаются в Академии наук СССР, суд считает, что в этой части сведения носят клеветнический характер.

Нам трудно осуждать судью за подобное решение. Из представленного материала сделать другой вывод было трудно. Мы глубоко убеждены, что исход мог быть другим, отнесись защита серьёзней к судебному разбирательству. А ещё лучше, если бы корреспонденты журнала «Человек и закон» проявили аккуратность в формулировках и не дали повод Кулагиной обратиться в суд.

Вместе с тем, показания сами по себе неубедительны и никаким образом не добавляют веса истории с Кулагиной. Здесь мы видим всё те же заявления о субъективной уверенности, полное отсутствие доказательств и готовность сторонников Кулагиной закрывать глаза на неудобные им сведения.

Как мы отметили в начале, нам неясно, почему любители паранормального так настаивают на ознакомлении с протоколом суда, который говорит отнюдь не в их пользу, зато даёт дополнительные основания сомневаться в объективности академиков Гуляева и Кобзарева.

23. Будь Кулагина мошенницей, она бы не стала подавать в суд.

Аргумент неубедителен. Многие мошенники с большой готовностью подают в суд, даже когда им очевидно, что иск не примут или что они могут проиграть. Этому много примеров. Ури Геллер многократно подавал в суд на своих критиков и даже выигрывал. Занимаются этим и другие деятели. В России на комиссию по борьбе с лженаукой постоянно подают в суд. Даже если суд не будет выигран, сама готовность подавать в суд, безусловно, может быть использована в качестве саморекламы, что часто и делается. В содержании судебного протокола разбираться мало кто будет, а судом можно будет оперировать в качестве очередного псевдо-аргумента.

24. Существует письменное свидетельство видных учёных, которые подтверждают необычные способности Кулагиной.

Необычные способности должны подтверждаться не свидетельствами, а хорошо задокументированными и корректно поставленными экспериментами, которые затем могут перепроверить, а желательно и повторить, другие специалисты.

25. Кулагину нельзя сравнивать с Геллером и другими экстрасенсами, потому что они получали деньги, а она – нет.

Аргумент предполагает, что деньги – единственный мотиватор в жизни человека, и если человек делает что-то бесплатно, то он автоматически должен считаться честным. Это наивно.

Вместе с тем, много ли простых ленинградских женщин могли похвастаться личным знакомством с Иннокентием Смоктуновским?

7ed47024ef45

26. Феномен Кулагиной убедителен, если взять все аргументы вместе.

Если каждый аргумент в отдельности неверен, то их объединение никак не изменит ситуацию. Ситуация изменится разве что психологически, когда под напором аргументов, пусть и сплошь ошибочных, не очень осведомлённому человеку может показаться, что «тут что-то есть». Но ключ именно в неосведомлённости. Таким же способом креационисты заваливают собеседника горой доводов против синтетической теории эволюции, хотя все их аргументы глубоко ошибочны.

27. Есть книга Виктора Кулагина «Феномен К», где описаны опыты.

Как и в ситуации с протоколом суда, остаётся только недоумевать, почему сторонники паранормального считают заметки мужа Кулагиной убедительным свидетельством. По факту же наоборот, книга демонстрирует слабость опытов и приоткрывает завесу над тем, что реально могла и не могла Кулагина.

Естественно, Виктор Кулагин присвоил своей жене самые невообразимые способности – от телекинеза и ясновидения до структурирования воды. Всё это якобы проверялось физическими опытами.

Попутно Кулагин даёт довольно типичное объяснение, почему все эти исследования так и не были опубликованы (см. аргумент 16). Объяснение особенно неубедительно сегодня, когда со времён распада СССР прошло более 20 лет, а никаких работ в печати так и не появилось.

Однако качество опытов, даже по описанию В. Кулагина, было удручающим. Начиная от самых первых опытов, проводимых Л. Л. Васильевым, заканчивая опытами в 80-ых.

Рассказ о том, как профессор убеждал своих коллег в реальности телекинеза просто поражает:

Через несколько дней Леонид Леонидович вместе с сотрудниками и профессором Е. Вишневским побывал у нас в гостях. Профессор, не вдаваясь в объяснения, довольно неожиданно попросил Нинель Сергеевну повторить то, что она делала в лаборатории. В качестве объекта воздействия взяли все тот же футляр от сигары, установленный на газете. Все повторилось, как прежде в университете. Леонид Леонидович очертил карандашом место, где остановился футляр после перемещения, а затем, указывая на каждого пальцем, как-то театрально опросил всех присутствовавших, включая профессора Е. Вишневского, – видел ли опрашиваемый перемещение футляра, есть ли сомнение в том, что Нинель Сергеевна показала не фокус, а телекинез. Запомнилась категоричность в постановке вопросов каждому, в обстановке застольной, казалось бы, непринужденной, что не могло не вызвать у нас недоумения. Как только Леонид Леонидович закончил этот своеобразный допрос, вся группа быстро собралась и покинула нашу квартиру. Уходя, профессор поблагодарил хозяйку за ее усилия и добросовестность, и вновь напомнил, что нужно хранить молчание по поводу телекинеза.

То есть, убеждённость в том, что это не фокус, а телекинез должна была основываться целиком на субъективном впечатлении, полученном во время «непринуждённого застолья». Вот это научный подход!

Описания опытов у Кулагина очень общие, без деталей. Например, вот описание одного из них:

На массивном старинном столе профессора, покрытым стеклом, все увидели, как под колпаком из органического стекла телекинетически перемещаются спички, папиросы, поставленные на мундштук, крышка от чернильницы, дюралевый футляр из-под сигареты… Хочу обратить внимание читателей – под колпаком! Таким образом, исключалось предположение о нитях, якобы используемых Н.С. За движениями испытуемой наблюдали более двадцати человек. Несколько из них находились в непосредственной близости от стола. Сотрудник лаборатории Розенфельд производил киносъемку. Ни у кого не возникло никаких сомнений в реальности эффекта, и никто не высказывал подозрений, что здесь – ловко подстроенный фокус. Через час – полтора перерыв.

Естественно, стоит в очередной раз заметить, что нас просят поверить субъективным впечатлениям присутствовавших, что обмана не было, в то время как для исключения обмана требуется контролируемый эксперимент. Но обратим внимание и на то, что нам не рассказывают, в какой момент был поставлен колпак – до или после приближения Кулагиной к столу. Во втором случае колпак не позволяет исключить нити, как нам спешно пытается доказать Виктор Кулагин (см.аргумент 5). Представьте, какие байки были бы поведаны миру, если бы не было видеозаписей, на которых видно, что контроль стеклянным колпаком мог применяться неправильно.

Описание предметов, на которые могла воздействовать Кулагина, также полностью сходится с нашей гипотезой (см. аргумент 2). Движение спичек объясняется воздействием другим предметов (см. аргумент 6.

Очень важным является описание в заметках Кулагина опытов, проводившихся над Кулагиной сотрудниками института метрологии имени Д. И. Менделеева (ВНИИМ).

Опыты проводились в течение двух дней. Вот описание опытов в первый день.

Справившись с волнением, отдохнув, Нинель Сергеевна продолжила усилия. И вскоре сумела поочередно передвинуть все предметы, которые лежали на столе: спичечный коробок, спички, колпачок от авторучки. Она брала их в руки, как бы ощупывала, привыкала к ним, сама устанавливала перед собой.

Если какие-либо предметы не двигались, заменяла их другими, находившимися на столе. Комбинировала различное положение предметов. После того как ей удавалось что-либо передвинуть, повторяла упражнение с этим предметом или заменяла его другим. Все эти действия проводились на столе. Повторяю – за всеми действиями наблюдали как присутствовавшие рядом сотрудники института, так и наблюдатели, контролировавшие опыт по телевизору.

Первый день предметы ничем не экранировались, не накрывались колпаками. По просьбе испытуемой, на стол была положена газета, закрывшая приготовленную белую бумагу, разлинованную на клетки. По этой газете и перемещались предметы. Как объяснила Нинель Сергеевна, белая бумага, да еще и разрисованная на клетки, была для нее непривычной, отвлекала, ей было сложно сосредоточиться.

Обратим внимание, что Кулагина попросила заменить белую бумагу на газету. Газета особенно хорошо вписывается в нашу гипотезу, поскольку на фоне газеты, как правило, очень трудно заметить нити. Кулагиной разрешалось спокойно брать и переставлять предметы. Колпаки не использовались. Это, естественно, сделало все эти опыты с научной точки зрения полностью бесполезными, так как отсутствовал контроль.

На второй день Кулагин описывает более сложные опыты.

Небольшая внутренняя настройка, несколько попыток – и эффект телекинеза показан. Перемещались спички, коробки, деталь от авторучки – без закрытия их экранами и колпаками. Затем опыты стали усложнять. Предметы накрывались стеклянными колпаками. И под ними наблюдалась та же картина – телекинез.

Как вел себя при этом электроскоп? Не генерировала ли испытуемая электростатические заряды? Лепестки прибора неподвижно висели. Зарядили электроскоп. Телекинез есть, а электроскоп никак не реагирует. То же случилось и с шариком на консольной гибкой подвеске – не отклонился шарик во время перемещения предметов.

Один из специалистов предложил проверить наличие высокочастотного излучения лампочкой-индикатором. Ее поместили в тонкий алюминиевый стаканчик – экран от радиоволн. И предложили сдвинуть. Лампочку закрепили так, что ее стеклянный баллон был хорошо виден всем. И вот алюминиевый стаканчик вместе с лампочкой-индикатором перемещается, а реакции лампочки – никакой.

Автор заметок снова ничего не говорит о деталях эксперимента. В частности, мы не знаем, использовались ли колпаки правильно или их снова ставили после того, как Кулагина уже начинала двигать предметы? Разрешалось ли ей и на этот раз брать и переставлять предметы? Нужно понимать, что от этого зависит всё. Это не просто придирки. Неправильная постановка экспериментов, которую мы повсеместно видим в парапсихологии, сводит к нулю все усилия этой «науки».

Также важным является то, что новые эксперименты предлагались прямо на месте. Это – плохо. Разработка корректного эксперимента является очень сложной работой, на которую времени порой уходит больше, чем на сам эксперимент. Цель опыта, ожидаемый результат, контроль – всё это должно быть тщательно продумано. Ошибка в постановке может означать, что исследование бесполезно, поскольку не исключило альтернативного объяснения. А потому обстановка, в которой присутствующие тут же предлагают разные демонстрации, только множит количество якобы «аномальных возможностей» Кулагиной, при этом не обеспечивая должного контроля.

Сам Кулагин заметил то же самое, сказав, что «методика и программа экспериментов в институте метрологии, состав аппаратуры, приборов, всего реквизита, а также форма и содержание протоколов опытов с нами не обсуждались» и что «эти вопросы не были продуманы организаторами встреч».

Очень интересна вот эта демонстрация:

Испытания продолжались. Появились два совершенно одинаковых стеклянных колпака на деревянных подставках. Под ними виднелись легкие алюминиевые футлярчики-экраны от радиоламп. Под одним из колпаков создали вакуум – частичное разряжение, о чем Нинель Сергеевна была предупреждена. Однако под каким именно – ей не сказали. Под колпаком, откуда не откачали воздух, футлярчик переместился довольно быстро. Однако под вакуумом добиться перемещения предмета не удалось. Неоднократно предпринимаемые попытки оканчивались безуспешно. Нинель Сергеевна объясняла, что ощущает какую-то тяжесть под этим колпаком, ей что-то «мешает».

Увы, заметки Кулагина из раза в раз огорчают отсутствием деталей, делая их практически бесполезными. Убедительность этого эксперимента целиком и полностью зависит от того, как конкретно проходил процесс. Принесли ли эти колпаки потом? Как туда помещались предметы? Действительно ли Кулагина не знала, под каким колпаком откачали воздух? А не могло это быть очевидно по каким-то косвенным признакам? Когда воздух откачивали? В общем, требуется чёткое, пошаговое описание постановки эксперимента. Но его нет, и читатель, получается, должен верить на слово, что всё было сделано правильно. Увы, особенно после того, что мы видим в других случаях, доверие попросту неоправданно. Исследователи, которые не понимают, что бесполезно ставить колпак после того, как предметы начали движение, вполне могут провалить и остальные опыты.

Показательно, что от неудач отмахнулись, в то время как надо было обратить внимание на то, что один эффект систематически не удаётся в недомашней обстановке:

Однако и в тот вечер повлиять на маятник настенных часов не удалось. Упражнение, которое дома она с успехом показывала сотрудникам института, не получилось. Не справившись с ним, решено было больше не отвлекаться на опыт с маятником.

А затем следует описание левитации:

— Не можете ли вы поднимать предметы, не прикасаясь к ним?
— Могу, – ответила жена, удивив всех.

Дома она поднимала почтовый конверт, кусочки бумаги, пластмассовый футляр от пленки, шарик пинг-понга… На этот раз под ее руками тут же оказалась пустая картонная коробка из-под скрепок. Сделав несколько напряженных движений кистями рук над лежавшей коробкой, Нинель Сергеевна попросила убавить свет: болели глаза. Наступила тишина. Испытуемая сидела за столом, опираясь на него локтями. Кисти рук сводились и разводились над коробкой. Эти пассы продолжались несколько минут. Видно было, как возрастает усилие. Участилось дыхание, напряженно качается, как маятник, голова. И вдруг в какой-то момент коробка одним углом приподнялась над столом, как бы зависла и, соскользнув в сторону на полтора-два сантиметра, начала медленно, но верно подниматься над столом. Напряжение испытуемой становится предельным: она отрывает руки от стола, наклоняется вперед. Все видят: коробка зависла в воздухе между разведенными ладонями рук. Проходит примерно пять секунд, и затем сначала нехотя, медленно, как бы освобождаясь от пут, а потом свободно коробка падает на стол. Таким был финал демонстрации в институте метрологии.

В описании нет ничего удивительного. Наоборот, В. Кулагин честно упомянул, что свет был приглушён. Если для левитации использовалась нить, то приглушённый свет может быть необходим. Но если речь идёт об исследованиях в лаборатории, а у испытуемой болят глаза, то либо надо дать ей тёмные очки, либо надо подождать, пока глаза перестанут болеть. Убавлять свет – очень плохое решение и на этом этапе перед нами не научный опыт, а концерт. Естественно, никакого контроля тоже не было. Какие причины считать, что левитация производится не тем же способом, каким это делал Борис Ермолаев (см. разоблачение этого советского экстрасенса)? Таких причин нет.

Ну а далее Кулагин подводит итоги второго дня измерений:

Обсуждая виденное, ни один из присутствующих не высказал тогда ни малейшего сомнения в реальности эффектов. Ни у кого не возникло подозрения в чистоте экспериментов. Никто не сомневался, что Нинель Кулагина показывала все без каких-либо злополучных «невидимых» нитей или других хитростей.

Наблюдатели имели все мыслимые условия для проверки таких сомнений. Где, как не в институте метрологии, умели проводить точные измерения?

Кто-то поинтересовался, а не обладает ли Нинель Сергеевна способностью к «кожному зрению», о котором тогда многие говорили.

Тут же появилась газета, довольно быстро и правильно прочитано несколько фраз. Текст при «чтении» закрыли другим газетным листом.

Никто в тот вечер не пытался дать какое-либо теоретическое обоснование увиденному.

Иными словами, и второй день испытаний, похоже, с научной точки зрения бесполезен. Сотрудники ВНИИМ не потрудились поставить чёткий, контролируемый эксперимент, сплошь и рядом нам предлагаются демонстрации экспромтом, без понимания ожидаемого эффекта, а контроль, являющийся неотъемлимой частью научного эксперимента, во многих случаях вообще забыт. И в очередной раз, как с заезженной пластинки, нас гипонотизируют субъективными впечатлениями участников опыта, что обмана не было, как будто от повторения плохой аргумент становится лучше.

А далее начинается самое интересное:

Недели через полторы-две телефонным звонком из института мы были поставлены в известность, что для протокола требуются… некоторые уточнения. Следовательно, необходимы новые опыты. Конкретно, в деталях, какие требования выдвигаются для «уточняющих» опытов, нам сказано не было. Разговор по телефону, проходивший в официальной форме, не оставлял сомнения в том, что организаторы пересмотрели свои недавние оценки увиденного. Возникла ситуация, уже знакомая нам по лаборатории профессора Васильева. Появились какие-то недомолвки, сомнения в чистоте ранее проведенных физических опытов.

Мы можем только предполагать, но скорее всего учёные, поговорив с коллегами и отойдя от впечатлений, поняли – эксперименты были неконтролируемые. Чтобы убедиться в том, что их не водили за нос, надо перепроверить явление, применив нормальный контроль. Увы, Кулагина на этот раз отказалась.

Договорились, что опыты проведут на дому.

В намеченный день четыре сотрудника института, включая кинооператора, прибыли на квартиру, привезя с собою заготовленный реквизит. На сей раз появился из толстого литого прозрачного оргстекла ящик с крышкой на винтах. В алюминиевый стаканчик, с которым в институте проводились опыты, встроили миниатюрный механизм, назначение которого из последовавших невразумительных объяснений осталось для меня непонятным.

Этот стаканчик поместили на дно ящика, после чего закрыли его крышкой и завинтили ее.

Зачем потребовалось изготавливать новый ящик из оргстекла? Закрывать крышкой на винтах? Почему стаканчик не накрыли привычным для испытуемой прозрачным стеклянным колпаком, как это делалось в институте? Нам не объяснили ничего. Не разъяснили и то, какая же сторона физического процесса в этих условиях будет раскрыта и почему именно этот эксперимент задерживает оформление протокола… По тону разговора, по настороженности сотрудников было видно, что у них возникли подозрения относительно чистоты выполнявшихся ранее опытов, и ставилась задача не подписывать протокол, спровоцировать легко возбудимую Кулагину на отказ от этого «решающего» опыта.

Молчаливо-настороженное поведение сотрудников института, гнетущая атмосфера не позволили настроиться должным образом. Все попытки сдвинуть стаканчик не дали результата. Чтобы добиться прилива сил, Нинель Сергеевна попыталась переместить свои предметы, с которыми она неоднократно занималась дома. Но и это у нее не получилось в тот вечер.

Важным в этом тексте является то, что наконец-то мы видим должный контроль. Предмет  <i>сначала</i>  помещают за стекло, а потом уж Кулагина приступает к своим манипуляциям. Элементарная идея, которая в течение двух дней не приходила в голову исследователям, наконец-то их осенила. Результат налицо: телекинез не удался.

Что делать? Нинель Сергеевна решила показать явившимся, среди которых только двое видели ее прежде, новый, придуманный мною опыт по телекинезу, проверенный ею в домашних условиях. В прозрачный сосуд из оргстекла наливалась вода настолько соленая, что сырые куриные яйца, опущенные в такой раствор, не тонули, а находились во взвешенном состоянии вблизи дна.

На эти плавающие яйца и воздействовала Кулагина, перемещая их в любое заданное место, сводив вместе или разводив по разным углам «аквариума».

Сотрудники института согласились посмотреть на такой телекинез. Опыт прошел успешно. Движение яиц в сосуде и поведение Кулагиной снимались на кинопленку.

Как ни странно, увиденный эффект не вызвал никакой заинтересованности у наблюдавших, очевидно, потому, что не входил в их планы. Более того, один из сотрудников, подойдя к столу, где находился сосуд с водой, начал двумя руками сильно раскачивать стол. Естественно, вода заколебалась и яйца начали двигаться. Такой, с позволения сказать, «опыт» укрепил проявленный скептицизм в отношении всего, что показала Нинель Сергеевна.

Кулагин утверждает, что эффект не вызвал заинтересованности, потому что не входил в планы учёных. Однако, думается, причина всё-таки в том, что, как совершенно правильно продемонстрировал один из сотрудников, эксперимент с аквариумом в условиях шатающегося стола совершенно неубедителен. Собственно, любые опыты по перемещению объектов в воде сомнительны и требуют ещё более тщательного контроля, нежели движение предметов по столу.

В заметках В. Кулагина и при описании опытов, произведённых сотрудниками ВНИИМ, красной нитью идёт мысль, будто всё вначале было хорошо, а потом якобы поступили инструкции скрыть сведения о телекинезе и не подписать протокол. Но по факту мы видим совершенно другую картину – вначале проводились эксперименты экспромтом и без должного контроля, а потом контроль был добавлен. Причём Кулагин, оправдывая неудачи жены наличием в комнате скептиков, противоречит сам себе: выходит, она не смогла ничего показать с принесённым реквизитом, зато тут же смогла показать движение сырых яиц в аквариуме!

Есть все основания полагать, что способности Нинель Кулагиной зависели не столько от напряжённости ситуации, сколько от наличия или отсутствия должного контроля.

Также Виктор Кулагин описывает знаменитое посещение двумя сотрудниками ВНИИМ их квартиры, где они исследовали «магнитные свойства» Кулагиной. Примечательно, что эти аномальные способности Нинель Кулагина выработала через неделю после того, как профессор Васильев показал супругам какой-то парапсихологический фильм, где некая женщина якобы неведомыми силами воздействовала на компас. Уже через неделю Кулагина «обнаружила» у себя такие же способности!

По завершении исследований, Николай Валерианович Студенцов так подытожил увиденное:

В течение 3,5 часа мы проводили наблюдения и убедились – тело Кулагиной (район ниже пояса или у бедер) содержит постоянный магнитный диполь, магнитный момент которого совершенно не зависит от психического состояния обследуемой.

Выяснено: руки совершенно немагнитны. Голова тоже. Высказали удивление: для чего вы кладете руки, если они не вращают и не отклоняют стрелку? Получили ответ: мне кажется, что это исходит больше от головы, чем от рук. Исследовали: при повороте, наклоне головы стрелка магнитометра не отклонилась. Предложили Кулагиной встать – магнитометр зашкалил. Предложили ей поворачивать тело вокруг вертикальной оси – четко выражена диполь, с хорошей воспроизводимостью результатов измерений. Все ясно: нужно искать, куда она запрятала диполь. «Нет никакого сомнения, что в Вашем теле, но не в руках, не в голове, а где-то в районе бюста сидит что-то вроде диполя, то есть кусок магнита или катушки с током». Претенденты на чудо будто притихли. Мы перевели разговор на другие темы…

Решающий этап должен был бы заключаться в исследовании одежды и ее самой. Однако мы не стали делать, так как среди нас не было женщин».

А вот отчёт второго участника экспериментов, Скрынникова В.П.:

Совместно с к.т.н. Н.В. Студенцовым мною был проделан эксперимент по определению способности Кулагиной создавать магнитное поле и воздействовать на намагниченные предметы. Эксперимент проходил на квартире.

Кулагина продемонстрировала нам следующие опыты: движение по столу спичек и легкого футляра, вращение стрелки магнитного компаса. Предметы и компас располагались на столе. Кулагина сидит на расстоянии 10-20 сантиметров от стола на стуле. Движение предметов и стрелки компаса она вызывала движением руки, головы и всего тела.

Нами были проделаны следующие контрольные опыты: в стол была воткнута игла, на острие которой была горизонтально положена спичка, так, чтобы все это представляло немагнитную имитацию компаса. Ни одна из попыток Кулагиной повернуть спичку, помещенную на острие иголки, не увенчалась успехом. Стрелка компаса, поставленного рядом, в это время вращалась. Мы попросили объяснить, чем, по ее мнению, вызывается движение стрелки. Она сказала, что ее руки и голова обладают способностью воздействовать на все эти предметы. После этого мы зафиксировали Кулагину на стуле, оставив свободными руки и голову, и снова попросили повернуть стрелку компаса. Попытки, предпринятые в этом положении, окончились неудачно.

Затем мы попросили Кулагину встать и с помощью датчика магнитометра «М-17» обследовали Кулагину от головы до ног. При этом в области между бедром и грудью было установлено наличие четко очерченной магнитной аномалии линейными размерами меньше 10 сантиметров. Такого типа аномалии вызываются постоянными магнитами малых размеров. Подобные аномалии меньшей величины могут вызываться такими предметами, как ключи, ножи и т. д., что неоднократно наблюдалось мною ранее у операторов в партиях, проводящих магнитные съемки. С нами был чувствительный магнитометр типа «М-17». Датчик его располагался на расстоянии 50-60 сантиметров от Кулагиной. Стрелка магнитометра реагировала на пассы Кулагиной, причем амплитуда отклонений достигала десятков гамм.

Опыт продолжался четыре часа.

Однако прежде чем привести эти короткие отчёты, Кулагин описал проведённые исследования совсем по-другому, что якобы никакие магниты найдены не были и сотрудники ВНИИМ попросту солгали. Один из аргументов, который он приводит в пользу этой версии, состоит в том, что отчёты они написали не сразу, а по чьей-то просьбе несколько лет позже (опыт проводился в 1965-ом, а отчёты написаны в 1969 и 1970-ом годах). Нам не кажется, что это имеет какое-то отношение к делу. Забыть, что обнаружил у якобы экстрасенса магнит – трудно. Кроме того, Кулагин опубликовал свою книгу в 1991-ом, но это его почему-то не смущает.

Кстати, обратим внимание, что Кулагина двигала магнитную стрелку, но не двигала спичку. Это очень странно и намекает как раз на трюкачество, а не на способности двигать мелкие предметы вообще. Либо Кулагина могла «включать» и «выключать» разные режимы воздействия на предметы, что ещё больше усложняет её «феномен» и делает его ещё менее вероятным.

Студенцов потом публично подтвердил свой отчёт и предлагал в любой момент провести повторный опыт. Насколько нам известно, Кулагина вызов не приняла.

Далее у В. Кулагина идёт описание экспериментов в ЛИТМО и их подытоживание:

Работа, проведенная в лабораториях ЛИТМО, не вскрыла, к сожалению, физической природы этих явно аномальных результатов. Одно было с достоверностью установлено: никаких «спрятанных под одеждой диполей» или других ухищрений, которые позволяли бы «К». воздействовать на стрелку компаса, нет.

Как это конкретно было установлено? Увы, заметки В. Кулагина об этом самом важном моменте снова умалчивают.

Кулагин затем пишет:

Несмотря на то что с 1964 года опытов по телекинезу проведено значительное количество и в самых различных условиях, ни один из них ни разу никем не был воспроизведен с использованием известных технических средств физического взаимодействия. Все больше физиков убеждаются в реальности телекинеза. Их долг – довести начатое нами дело познания истины до конца. Для этого нужны новые теории.

Однако текст противоречит сам себе. Если эффект не был ни разу воспроизведён – как можно убеждаться в его реальности? Можно убеждаться как раз в обратном – в его фиктивности.

Итог для сторонников паранормальной версии о Кулагиной неутешителен – заметки Кулагина никаким образом не снимают сомнений, а наоборот, дают им дополнительные основания. Именно прочитав книгу Виктора Кулагина, можно окончательно убедиться – исследования «феномена» по большей части носили ненаучный характер. Сторонники Кулагиной хватаются за любой аргумент и даже очень слабые соображения кажутся им достаточными для веры в волшебство.

Кирилл Алферов, 2015
Читайте также