Совсем недавно Премия им. Гудини провела очередную проверку экстрасенсорных способностей, и мне довелось там присутствовать. Не буду подробно описывать регламент и прочие детали: это можно прочитать на страничке премии.

Краткое описание: Инна Мардарь и Алексей Рязанов должны были 7 из 10 раз угадать за какой из 5 ширм стоит мужчина.

Краткое резюме: не удалось.

В первую очередь хочется отметить организацию мероприятия: все прошло замечательно, без каких-то серьезных проколов, накладок и несостыковок на мой зрительский взгляд.

Второй важный момент – это вежливое и тактичное общение с претендентами. В нашей стране ужасно не хватает продуктивного и корректного диалога между непримиримыми оппонентами. Как правило, обстановка накалена и уровень агрессии довольно высок: в одном углу ринга — научные скептики и рационалисты, в другом — верующие, экстрасенсы, эзотерики, псевдоученые, конспирологи. И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди…

А тут, хоп: и никакого накала страстей – все мило и дружелюбно. Это ли ни чудо! И такой подход гораздо продуктивней: человеку проще принять какие-то аргументы, если он не тратит все свои силы, отчаянно защищая свою позицию, и не думает, что его хотят выставить дураком.

Даже несмотря на то, что публика в основном собралась для того, чтобы посмотреть на очередную провальную проверку экстрасенсорных способностей, зрители радовались и аплодировали, когда Алексей смог верно указать, где спрятался Георгий.

Как вы уже знаете, оба экстрасенса не справились с заданием. Что совсем не удивительно с точки зрения статистики и имеющихся у нас доказательств существования экстрасенсорных способностей. Но у претендентов есть и свое объяснение провала: Алексей сослался на плохое самочувствие, Инна — на чрезмерное волнение.

20160703_124330

Их можно понять: обычно экстрасенсы работают с теми, кто им верит, кто готов слушать и внимать, а не проверять. А тут они пришли в “стан врага”, где им никто на слово не верит и все ждут провала. В такой обстановке даже при наличии доказанных и много раз проверенных способностей можно с треском провалиться.

Поэтому с таким аргументом можно было бы и согласиться, если бы не одно но: во время неслепого тестирования экстрасенсы проверили свои способности и подтвердили, что все работает и ничего не мешает.

Из-за своего волнения претенденты могли легко упустить существенный нюанс: да, во время слепого тестирования никто экстрасенсам не мешал, но что более важно — им никто не помогал. Количество привычных, возможно даже не осознаваемых подсказок было сведено к нулю: ни лишних звуков, ни запахов, ни прикосновений, ни свидетелей, ни кратких взглядов.

Несмотря на то, что Инна и Алексей не придали особого значения своему провалу, не усомнились в своих способностях (по крайней мере, не сказали об этом), они открыты к диалогу, к новым знаниям и новым проверкам. Очень здорово, что Инна на вопрос о том, хотела ли бы она узнать о работе мозга и разобраться со своими способностями при помощи научного метода, ответила утвердительно. Хотя, как я поняла, ей хотелось скорее узнать, что конкретно собой представляют ее способности, а не в том, почему наш мозг так часто нас обманывает. Но все-таки желание человека разобраться в непонятном феномене – нельзя не отметить: это важный шаг на пути к критическому мышлению и научному скептицизму.

Катя Зверева, 5 июля 2016
Читайте также