Когда мы беседуем про теории заговора, мы каждый раз слышим одну и ту же цепочку рассуждений. Если взять идею мирового заговора фармацевтических компаний, то приводят факт того, что это большой бизнес, а раз это большой бизнес, то он выгоден его владельцам, следовательно, они не будут инвестировать в излечение от болезни и даже будут противостоять таким попыткам и всячески скрывать их, чтобы продолжать грести деньги лопатой.

И здесь можно рассуждать по-разному. Например, заметить, что немало примеров, когда происходило обратное — индустрия была, а лечение самым открытым образом обнаружили и теперь используют. Или упомянуть недостаточность доказательств, что такой сговор есть или вообще возможен, а те доказательства, что приводятся, не выдерживают никакой критики. Или, что, в конце концов, построения теорий заговора опираются на аргумент от выгоды: раз кому-то нечто выгодно, значит они изначально это и организовали, что есть логическая ошибка.

Но можно подойти к делу иначе. Сторонники теорий заговора ведь делают следующее: они смотрят на результат, а затем утверждают, что этот результат можно получить лишь в случае замалчивания, сговора и конспирации. Но так ли это?

Давайте смоделируем ситуацию, при которой фармацевтические компании НЕ находятся в сговоре — ни друг с другом, ни с врачами. И что их продукция — это правда самое лучшее, что может наша медицина, а цель подавляющего большинства врачей — действительно помочь пациенту. И что лекарства качественные, работают и в подавляющем большинстве случаев не содержат никаких вредных веществ в недопустимых дозах. Каковы будут последствия?

И тут вдруг становится понятно, что последствия будут именно те, какие мы видим сегодня! Доказательства в клинических испытаниях действенности лекарств приводят к высокому спросу на эти лекарства у пациентов и, соответственно, у врачей; для массового производства требуется постройка заводов и выход на большие обороты, иными словами — создание индустрии; а наличие массового производства означает организацию больших компаний по производству и сбыту лекарственных препаратов, то есть — формирование большого бизнеса.

Собственно, неясно даже, как сторонники теорий заговора отличают сговор от нормального положения дел. Всегда фокусируясь на том, что ситуация сегодня — это следствие сговора, они никогда не объясняют, каковы, по их мнению, должны быть последствия нормальной, честной индустрии.

И если попытаться по кусочкам реконструировать ответ на этот вопрос, отталкиваясь от претензий к современной медицине, получается, что разубедить сторонников заговора может только наступление века революционных достижений, как-то:

  • открытие лечения от рака, СПИДа и Альцгеймера без трудностей и проволочек
  • наличие лекарств без побочных действий от любых болезней за бросовые цены в любой аптеке, с опцией доставки на дом без дополнительной оплаты
  • отсутствие необходимости когда-либо подвергаться инвазивным процедурам, будь то хирургия или уколы
  • крайне низкие цены на посещение врача, при условии, что и эти деньги врачу не достаются, а идут на благотворительность, в то время как врач работает за идею

И при этом:

  • полное отсутствие какой-либо крупной индустрии по реализации вышеперечисленных фантастических благ
  • возможность получать все эти сказочные средства в домашних условиях

Не кажется ли вам, уважаемый конспиролог, что то, что вы просите, мягко говоря, невероятно? Не говоря уж о том, что оно насквозь противоречиво.

Но желаемое, безусловно, обладает той степенью психологической сладости, когда рациональное мышление капитулирует окончательно. Как хотелось бы просто не болеть. Вообще! И как хотелось бы верить в реальность, где это не только возможно теоретически, но уже реализовано практически! Всё, что надо — это расправиться с врагами и установить на Земле рай!

Ну, а эту сказку мы уже слышали много раз.

Кирилл Алферов, 25 июня 2014
Читайте также