Чем отличается учёный от шарлатана? Прежде всего подходом к критике. Работа в научной среде учит человека воспринимать критику как необходимую часть исследовательской работы. Публикация в научном журнале — это приглашение к отзывам. И без этого приглашения работа учёного всерьёз приниматься никем не будет. Поиск истины неотделим от перепроверки и дискуссии.

Дилетант, как правило, ждёт не отзывов, а похвалы. Нет, он, конечно, скажет вам, что «открыт к конструктивной критике», что готов изменить свою позицию, если ему дадут «корректный аргумент», но по факту под конструктивностью и корректностью он понимает лишь лёгкие замечания, не затрагивающие самую суть его работы. Лишняя запятая? Поправим! Мелкая помарка в рассуждениях или битая ссылка? Большое спасибо! Допущена принципиальная ошибка в методологии? Извините, бан.

Однако рано или поздно критика поступает всё равно. И цель дилетанта — дискредитировать поступившую аргументацию любыми доступными способами. Для этого он может использовать несколько методов.

1. Личное противостояние

Очень действенным методом является попытка обвинить оппонента в переходе на личности. Поскольку дилетант не готов отвечать на аргументы, ему необходимо увести разговор в сторону и всячески отвлечь читателя от предмета обсуждения. Делается это посредством перевода всего в область якобы личной неприязни, причём даже там, где её и в помине нет. Для этого любые доводы оппонента будут объявляться клеветой, попытками унизить непризнанного гения и опорочить его честное имя.

В мире науки поведение такого рода неприемлемо. Работать надо с аргументацией и только с ней. Ударившиеся вдруг в науку знаменитости, а также доморощенные физики-химики-биологи, в какой-то момент могут получить отзыв от специалистов на свои труды. И если он отрицательный, в ответ мы часто видим именно попытки устроить личное противостояние со своими критиками. Нужно понимать, что это просто уход от дискуссии.

2. Игра в слова

Чтобы ещё больше нарушить диалог с внешним миром, псевдоучёный будет в отдельные моменты трактовать слова очень специфически. Например, он терпеливо объяснит, что используемое в науке определение термина непродуманно и что на самом деле следует понимать слово совсем по-другому. Нередко обоснование идёт посредством каких-то этимологических справок, сравнения узкопрофессионального термина с его значениями вне этой области и т. д. При этом сама аргументация нивелируется именно тем, что учёный-любитель, мол, имел в виду совсем другое.

Например, вам будет сказано, что отрицательные числа — это нонсенс, потому что в мире не бывает отрицательного количества яблок. И, соответственно, любой ваш аргумент, затрагивающий отрицательные числа, теперь «опровергнут». Или что под словосочетанием «доказательство теоремы» имелось в виду вовсе не математическое или эмпирическое обоснование, а соответствие каким-нибудь авторским критериям. И, конечно же, незнание всей этой оригинальной терминологии будет выставляться крайне серьёзным упущением, которое ставит под вопрос компетентность рецензента.

Другой способ дискредитировать критику оппонента — это закапывание в смысловые тонкости. В таких случаях синонимам будет придаваться драматическое смысловое различие. А непонимание этого различия будет, опять-таки, трактоваться как полное непонимание оппонентом предмета обсуждения.

Вообще, дилетантской дискуссии свойственна бинарность в суждениях. Критик не может заблуждаться лишь в чём-то. Малейшая ошибка с его стороны, порой даже орфографическая, тут же означает его абсолютную профнепригодность. Если у оппонента есть научные степени, они будут объявлены купленными, а диссертация — украденной. То есть, обвиняя своих критиков в клевете и переходах на личность, псевдоучёный сам клевещет и переходит на личности без всякого зазрения совести.

3. Упор на мелочи

Порой на первой замеченной помарке разбор критики и заканчивается. То есть неточность будет раздута до очень больших масштабов, даже когда это не имеет прямого отношения к предмету обсуждения. Собственно, это вообще излюбленный приём шарлатанов. Будет найдено какое-то совершенно неважное замечание, часто описательного характера, и основной гнев будет обрушен именно на него.

Скажем, делается обзор на книгу сомнительной научной значимости, и в первом абзаце рецензии автор упоминает месяц и год издания книги. И если он посмел сделать ошибку, и книга вышла не в декабре 2011, а в январе 2012 — будет сказано немало грозных слов, будет выдвинуто немало пафосных обвинений в клевете и будут сделаны очень далеко идущие выводы.

Иногда в критическом обзоре бывает допущена и какая-нибудь более серьёзная ошибка. Когда рецензент, скажем, действительно что-то неверно понял или сослался не на тот источник. В таких случаях дилетант проявит максимальную безжалостность, разнесёт ошибку в пух и прах, а главное — сделает упор исключительно на этом пункте. Всё остальное будет им с радостью проигнорировано: раз в одном месте допущена ошибка, то наверняка и всё остальное неверно.

4. Угрозы

Почти инстинктивной реакцией дилетанта на критику, конечно же, являются угрозы. В течение первых часов после публикации критического обзора его авторам, скорее всего, пообещают судебные разбирательства. Ясно, что это не имеет ничего общего с наукой, исследованиями и поиском истины. Зато прекрасно отвлекает от предмета обсуждения, создаёт интригу и даже может служить психологическим приёмом: «я так уверен в своей правоте, что готов идти в суд».

5. Игнорирование аргументов

Ну и, наконец, игнорирование аргументации. Причём имеется в виду не столько игнорирование рецензии как таковой, сколько игнорирование аргументации в самом критическом тексте. Выбирая что-нибудь попроще — упомянутые выше незначительные помарки, цепляние к словам — шарлатан будет демонстративно обходить молчанием серьёзные утверждения. Явные методологические ошибки, грубое нарушение логики и научного метода, необоснованные выводы и некорректная постановка задач исследования — всё это будет как бы не замечено. Таким приёмом можно создать впечатление, будто это совсем такая уж чушь и ерунда, что недостойна даже комментария.

То, как человек работает с критикой, очень показательно и всегда много говорит о профессиональных качествах исследователя. Если в ответ на конкретные замечания по методам и результатам работы мы видим, что все усилия направлены на уход от дискуссии, это хороший признак ненаучности.

Кирилл Алферов, 1 сентября 2014